НЕВИДАННАЯ ТРАГЕДИЯ НА ЭВЕРЕСТЕ

     DSCN5412 18 апреля 2014 года рано утром над Базовым лагерем (5300 м) Эвереста со стороны Непала прогремел раскатистый гром. Весь лагерь был разбужен, альпинисты повыскакивали из палаток и устремляли свой взгляд на ледник Кхумбу. Они, повидавшие на своем веку немало трагедий, нутром чувствовали, что произошло нечто ужасное. Действительно, в то раннее утро, в 06.30 ч. между ледопадом Кхумбу и первым лагерем на 5800 м сошла ледовая лавина, которая накрыла 18 шерпов. Они натягивали перила, устанавливали лестницы. В том Базовом лагере, расположенном на холмах ледниковой морены находились Марианна Кыргыс и Лейла Албогачиева. Обе по профессии были педагогами — преподавателями русского языка..

Марианна на этот раз одна представляла свою тувинскую команду. В этом году ее родина отмечала праздник федерального значения — 100-летие единения Тувы и России, надо было поднять государственный флаг Республики Тыва над высочайшей вершиной мира – Эверестом. И она совершила отчаянный шаг — взяла кредит в банке и через непальскую фирму Мингмы Шерпа «7 summits Adventure» получила разрешение на восхождение на Эверест с юга.

После 8-дневного треккинга из Луклы Марианна с шерпом прибыла 3 апреля в Базовый лагерь Эвереста. Лагерь представлял из себя хаотичное нагромождение ледовых морен, расположенных в ущелье. С четырех сторон его окружали незнакомые горы, отдававшие холодом. По сравнению с ним Базовый лагерь со стороны Тибета казался ей рукотворным, цивилизованным. Она занесла свой большой и маленький штурмовой рюкзаки в двухместную палатку с надписью «Kailash», предназначенную для одного восходителя. Шерпа звал ее на обед, но Марианна не спешила. Она достала из большого рюкзака связку дощечек с карандашик для обряда «Сан салыр». Их заготовил руководитель ее — Маадыр еще в Кызыле, и в Шереметьево в спешке передал ей вместе с артышом – можжевельником. Марианнна нашла плоский камень возле палаток, их было множество вокруг, и заложила костерок. Подошел ее шерпа и начал с интересом наблюдать. Это был обряд поклонения Горе. Когда небольшой костерок разгорелся, Марианна положила на него артыш, топленное масло и далган. Часть молока в пакетике, приобретенного по дороге из Горак-Шепа, налила в кружку и ложкой стала разбрызгивать его: сперва в сторону Эвереста, потом во все стороны света. Она приговаривала: «Могучая Гора Эверест, Богиня-Мать мира, прими белое, как твои снега и ледники молоко. Мы знаем, что твой нрав бывает добрым, бывает и крутым. Будь добр, будь снисходителен к нам – альпинистам, которые хотят посмотреть мир с твоей высоты! Дари нам ясную, безветреную погоду во время штурма. Могучая Богиня-Мать Мира, дай нам удачу, возможность возвращения домой, к детям своим в полном здравии! Мы до скончания века своего будем поклоняться тебе, великая Богиня-Мать!» Так коротко Марианна произнесла слова поклонения Великой Горе и с чувством исполненного долга улыбнулась шерпу, и новому неизвестному Базовому лагерю.

DSCN5229Будущие эверестовцы, совершив за 7-8 суток треккинг из Луклы в Базовый лагерь , в первую же очередь в лагере стали знакомились друг с другом. Марианна ахнула: она оказалась в команде состав которой вошли альпинисты чуть ли не с половины света. Она перебирала их имена в памяти: японка Сузуки (Yachigo Suzuki), австралиец Вильям (William Sayer), пакистанец Мирза (Mirza Ali), румын Алекс (Alex Gavan), иранец Мехди (Mehdi Gholipour) , американец Чейз (Chase Lochwiller), перуанец Виктор (Viktor Rimuc), англичанка Мелани (Melanie Southwonth) и китаец Чжан. Кроме них, двое русских с Казахстана. Один из них — бывший военный Юра , а другой — молодой парень Гена, по его словам, «золотой ледорубец». Марианна сперва очень обрадовалась, что есть свои люди, можно с ними на русском поговорить обо всем. Оказалось, она глубоко ошиблась: гид с Хан-Тенгри Гена с первых дней начал подшучивать над ней. Старший по возрасту Юра то и дело удерживал его от такого неэтического поведения. Но Марианна не расстроилась. К ее радости, гидом оказался Майла Шерпа (Maila Sherpa) – прошлогодний проводник Лейлы. Парень имел очень большой опыт восхождений на Сагарматху-Эверест.

Во вторую очередь, во время ужина в кают-компании члены команды стали интересоваться друг у друга о восхождениях, которые, естественно, каждый имел на своем счету. Из их разговоров все они были отличными скалолазами: многие стенные маршруты Альп, Памира, Хан-Тенгри, Анд, Гималаев-шеститысячников были ими пройдены. Сузуки Яруо в прошлом году дошла до 8500 метров Эвереста. Пока их команда ждала очереди на перилах, они по времени не успевали взойти на вершину. А вторая попытка на такую вершину невозможна в принципе. Она в этом году предпочла лучшую фирму — «7 summits», в отличие от прошлогодней. Иранец Мехди Колипойя побывал на памирских вершинах: пик Коммунизма, пик Победы. Молодой перуанец Виктор Римук из-за нехватки денег не смог нанять ни шерпу, ни приобрести 4 кислородных баллона, необходимых для штурма. «Я не претендую на бескислородный рекорд, обстоятельства так сложились», — как бы, оправдываясь, говорил он. Но у него на счету были латиноамериканские вулканы: Орисабо (5636 м), Котопаки (5900 м), Охось дель Саладо (6882 м). Англичанка Мелани называла стены Маттерхорна, Пти-Дрю на Альпах и еще какие-то семитысячники. Казахстанцы, понятно, Памир, Тянь-Шань, Хан-Тенгри (7010 м) – это их родные горы. Пакистанец Мирза Али и в прошлом году здесь был, помог взойти первой в истории пакистанке взойти на Эверест. Он, оказывается, знал Лейлу Албогачиеву. Румын Алекс Галан побывал на пяти восьмитысячниках, притом без кислорода. И сейчас он шел на вершину без кислорода. До поры, до времени он этим гордился, выставлял себя. Только по приходу австралийца Эндрю Лока он умолк и притих. Когда команда поинтересовалась у Марианны взятыми ею вершинами, то при слове «Мак-Кинли», в кают-компании пронесся гул удивления и восторга – никто пока не был на нем. Только Гена вставил без эмоций.

— Был я на Мак-Кинли.

— А почему не взошел? – спросил Юра.

— Силы не рассчитали, — вздохнул он. И продолжил, – На «7 вершинах», кроме Эвереста, все вершины легкие.

«Ничего себе! – подумала Марианна. — На Мак-Кинли еще не взошел и такое несуразное говорит. Неизвестно, ведь, он может еще не взойти на него. Конечно, он молод, сил да и техники ему не занимать, но как говорится: «не скажи «гоп!», пока не перепрыгнешь».

Иранец Мехди и пакистанец Мирза, оказалось, знали многих российских альпинистов. Называли их имена, фамилии, среди них и Владимира Шатаева. Марианна обрадовалась таким обстоятельствам и рассказала им о ее встречах с живой легендой российского альпинизма, с Шатаевым. Они, в свою очередь, очень сожалели, что погиб их знакомый рашен Алексей Болотов.

DSCN5337С первых минут встречи Марианна поняла, что с чувством глубокого уважения в душе относится к японке Сузуки Ячико. Японок— альпинисток она встречала и на Памире, и на Аляске, но вот только видела с расстояния. А сейчас с представителем островной Японии придется жить бок о бок почти два месяца. Вечером при свете налобного фонаря, одна в палатке, делая записи прошедшего дня, Марианна невольно ойкнула, поняв причины ее душевного расположения к Сузуки. Так ведь, первой из женщин в мире на Эверест взошла японка Юнко Табей! Это произошло в мае 1975 года. А второй оказалась буддистка из Тибета Пхантог, она опоздала от Юнко всего лишь на 11 дней. Первовосходительница Эвереста Юнко Табей и ныне в добром здравии проживает в Токио. И самая старшая по возрасту среди женщин тоже японка — Тамае Ватанабе. В 2012 году Марианна встретила ее, 73-летнюю будущую рекордсменку мира на тропе с лагеря АВ со стороны Тибета. «Почему японки самые лучшие альпинистки в мире?» – этот вопрос с того вечера сверлил ее мозг, где бы она ни была: в кают-компании, в палатке, во время тренировочных восхождений. Япония –морская страна, рассуждала она. Понятно, цунами, штормы – их стихия. Там и гор-то высоких нет, кроме конической формы Фудзиямы, что ниже тувинской Монгун-Тайги на 200 метров. И климат там теплый, а если выпадет снег, то только в виде экзотики природы, можно сказать. Японки – маленькие, с хрупким станом и очень женственные. Такие никак «не остановят коня на скаку». Но в горах они преобразуются — с их внутренней силой, выносливостью никакая женщина не может поспорить. В конце концов Марианна пришла к выводу, что часть тайн альпинисток-японок можно узнать, если с Сузуки идти на вершину, на Эверест. В Базовом лагере внутренний мир человека очень сложно узнать. Вот Сузуки, хоть и маленькая ростом, пухленькая, да и ходит маленькими шажками, как, наверное, О Ын из Южной Кореи, которая первой в мире из женщин взошла на все 14 восьмитысячников. Сузуки, полная решимости взойти на Эверест, путь от Луклы до Базового лагеря прошла за 10 дней. Про ее шажки Майла смеясь, показывает на двух пальцах: «Пити-пити».

А в одно утро Сузуки действительно удивила Марианну своей японской ментальностью. Она пришла на завтрак в кают-компанию с дамской сумкой на плече. Ну, как будто гуляла по улицам Токио, а она действительно была токийкой. Сузуки чего только не вынимала из яркой сумки: туалетные принадлежности, фотокамеру, планшет, MР3, спутниковый телефон, зарядные устройства, фотоальбом с прошлогодними фотографиями. Сперва намазала на свое пухленькое лицо и губы солнцезащитным кремом + 90, потом связалась с родиной по спутниковому на японском, через скайп показала членов команды в кают-компании и затем предложила посмотреть фотографии прошлогодней неудачной экспедиции.

А днем Сузуки, сидя на складном матерчатом стуле, не спеша что-то штопала. Эта была какая-то идиллия. Вокруг дышащие холодом ледниковая морена, островерхие пяти-шеститысячники и хрупкая женщина среди них, которая чувствовала себя как в родном бамбуковом жилище. Марианна покачала головой.

Марианна только здесь увидела и поняла, как люди основательно готовятся к Эвересту. Брали они с собой не только альпинистскую, но и обычную одежду, свои традиционные продукты питания. У всех были спутниковые телефоны, компьютеры последних марок, планшеты, фотоальбомы, электронные книги. Долгими вечерами в кают-компании они показывали слайды и видео прошлых своих восхождений. Слушали классическую музыку на МР3, читали электронные книги. А вечерами кают-компания превращалась в пресс-центр какого-нибудь мирового форума. Иностранцы включали компьютеры, планшеты, монтировали презентации и видео прошедшего дня. Передавали свежую информацию своим родным на родине. А молодой иранец Мехди утрами и вечерами звонил матери: «Хеллоу, мами!» Одним словом, они старались создавать здесь свои родные, домашние условия. Из всего этого было видно, что они не жалели денег на Эверест. Марианна временами глубоко вздыхала. У нее из всего того только альпинистская одежда да снаряжение. Хорошо, что хоть взяла блокнотик, можно было длинными вечерами при свете фонаря писать о прошедшем дне. Ведь шибко разговаривать-то не с кем. Только шерпа Майла частенько прибегает и интересуется, как она спала, не мерзнет ли, как ей завтрак, обед, ужин и чем ей помочь.

К сожалению, комментарии закрыты.



Свежие отзывы