Алмазный юбилей Эвереста

Продолжение

Крепкие руки русского и итальянского аксакалов

На второй день мы не стали ее тревожить. У Лейлы пресс-конференция в российском посольстве, и ей надо хорошенько отдохнуть после нечеловеческих нагрузок на восхождении.

Через день, 28 мая утром прогремел гром и пошел ливень, мы снова пошли в отель «Як и Снежный человек» навестить Лейлу. А в холле самого лучшего отеля Катманду сидит… даже глазам не верится, сам Владимир Николаевич! Вот воистину, мир тесен! С живой легендой советского альпинизма Шатаевым мы встречались на Мак-Кинли, в лагере 4300 в 2010 году. Вот какой народ альпинисты! В Европе, в России не могут пересечься, но зато запросто могут встретиться в других горах и странах мира, как было с Сергеем Ковалевым в Тибете. И сейчас в одном из азиатских государств, с Владимиром Шатаевым. Я пожал жилистые, крепкие руки советского, российского аксакала альпинизма. Он сообщил нам, что приглашен на большой юбилей – 60-летие восхождения первого человека на Эверест. Только сейчас мы вспомнили, что оно было осуществлено в мае 1953 года Эдмундом Хиллари и Тенцингом Норгеем. А дату мы забыли, двадцать какого-то числа. Шатаев нам напомнил, что первовосхождение совершено 29 мая. Да, да. Праздник называется «Алмазный юбилей», и он состоится завтра, 29 мая. Мы от чистого сердца похвалили гостеприимную страну Непал, а заслуженный тренер Советского Союза Владимир Шатаев, оказывается, бывал в Непале более 20 раз! Он восходил на Эверест в 1995 году, на Шиша-Пангму в 1992 году, на Аннапурну-Южную — в 1994. С его слов мы поняли, что Непал – можно сказать, его вторая родина после России.

Мы поинтересовались итогами их экспедиции на Мак-Кинли в 2010 году, когда встречались с ним в Базовом лагере 4300. Лично я тогда при встрече в Лагере Рейнджеров на Аляске себе сказал, что 73-летний Шатаев возьмет Мак-Кинли во второй раз. От него даже на расстоянии искрилось столько энергии. Но из-за одного участника команды ему не довелось взойти на Мак-Кинли во второй раз. В штурмовом лагере 5300 стало плохо русскому канадцу, и его пришлось спускать вниз по кулуару на 1000-метровой веревке. А потом с товарищами спускали его в нижний лагерь, где тот и пришел в себя. Но все-таки два члена его команды взошли на вершину.

Ветеран российского альпинизма показал нам программу юбилея на русском языке. Пока мы интересовались программой, слышим голос Шатаева: «Вон, кажется, Месснер». Слово «Месснер» мы услыхали вполуха: «Где? Где?» Напротив входной двери стоит, действительно, Райнхольд Месснер и с кем-то разговаривает. Мы его узнали бы в толпе из тысячи лиц, так как знали заочно, зачитывались его «Хрустальным горизонтом».

Летом 2006 года поездом ехали на свою первую высокую гору – пик Ленина на Памире. Дорога была неблизкой, 3-4 суток до Бишкека от Абакана. Смотрим, Мерген Кончук на верхней полке не расстается с какой-то книгой. Поинтересовался – «Хрустальный горизонт», автор – Райнхольд Месснер. Как обычно, в плацкартных вагонах люди всегда что-то читают, лишь бы на белой бумаге значились буквы. «Дай-ка, Мерген, поинтересуюсь твоей книгой», — и окунулся в мир Эвереста. Читал ночью при свете налобного фонаря. Мы тогда даже не заикались об Эвересте, он казался нам таким далеким, как например, созвездия Плеяды во Вселенной. «Хрустальный горизонт» передавался из рук в руки команды. Читали его и в Базовом лагере Ачык-Таш (3600 м), и в первом лагере на 4200 м. Вот таким образом итальянец Райнхольд Месснер стал незримо присутствовать среди нас при штурме пика Ленина (7134 м).

 

Он ведь альпинист всех времен и народов. Э, что сидим-то! Вмиг мы с Марианной оказались возле него. Как только он повернулся в нашу сторону, я говорю бесцеремонно: «Excuse me, your is mister Messner?» Он с улыбкой ответил: «Yеs». «Hellou!» «Hellou!» «I beg yor pardon, – говорю – foto!» Он еще шире заулыбался, по всей видимости, давно привык к причудам незнакомых ему людей во всем мире. «Yes, yes!» — коротко сказал он и протянул мне правую руку.

Я незамедлительно пожал его жилистую руку, а в это время Марианна моментально щелкнула нашим миниатюрным фотоаппаратом «Nikon». Сейчас Марианна встала на мое место, и я щелкнул ее с величайшим альпинистом мира. Мне казалось, что вся мощь, дух Месснера невидимым потоком влились в жилы. Мне хотелось сейчас же ринуться на любые вершины, хоть на К-2 соло! Все наши действия произошли в течение от силы одной минуты. Смотрим — Месснера уже нет. Подошла Лейла, но она не успела с ним сфотографироваться. Лейла говорит, что видела его еще вчера вечером, но толпа людей от него не отходила. Вот каково быть мировой знаменитостью, а!

Мы пожали руку на непальской земле, подумать только, альпинисту всех времен самого Райнхольда Месснера. Итальянец Месснер первым из людей взошел на все 14 «восьмитысячников» планеты, первым поднялся на Эверест в одиночку – соло во время муссонов без кислорода. Он и путешественник: пересек Антарктиду, Гренландию, пустыню Такла-Макан, писатель – написал много книг о своих восхождениях, путешествиях. Месснер по популярности превосходит известнейших спортсменов и артистов. По тувинскому обычаю, эта знаменательная встреча не останется просто фактом, эта встреча предполагает в дальнейшем нечто большее, события высшего уровня для нас.

Лейла рассказала, что в Ингушетии и в Москве получили вчерашние сообщения, ее поздравляют, вкратце рассказала о своей пресс-конференции в посольстве России и пригласила нас на вечер в ресторане этого отеля. Там будет и Абрамов, сообщила она. Мы поблагодарили и оставили Лейлу с Шатаевым.

 

Вечером в ресторане «Yak and Yeti» на первом этаже гремела музыка. У дверей какой обуви только не было! Мы тоже разулись. За одним из столов мы заметили наших. Саша Абрамов, Елена Тришанкова, Владимир Шатаев и Лейла Албогачиева радостно приветствуют нас. Столы низкие и лавки низкие. На угловой сцене танцевали под национальные мелодии сухощавые женщина и мужчина-непали. Мы подняли бокалы шампанского за очередную победу российских альпинистов.

Группа Абрамова успешно взошла на Эверест со стороны Тибета, а Лейла со стороны Непала. Я с Марианной только пригубляю рюмку шампанского, по нашему обычаю это означает, что употребляем напитки не крепче кумыса. Саша со своим неизменным тонким юмором в четырехдневной щетине раскрыл наши души настежь. Вечно задорная Елена тоже не отстает от него, в темпе подливает масла в огонь: каждому хочется сказать сокровенное, созвучное тому, что произошло и тому, что будет завтра. Мы не говорили об Эвересте, вообще об экспедициях. Если официантки непали знали бы русский, то они бы удивились теме разговоров раше. Альпинисты и, — ни слова о горах. Мы встречаемся в таких нормальных человеческих условиях крайне редко, и нам будет очень болезненно тратить зазря время разговорами о нашей ежедневной черновой работе на стыке двух больших событий: удачного восхождения на Гору и «Алмазного юбилея» этой Горы. Наш немногословный аксакал Шатаев, темпераментом сангвиники Лейла и Марианна с первых же минут уловили амплитуду витающей атмосферы, и их лица, глаза с речами выплескивали волны благородства и дружелюбия.

К друзьям с пустыми руками не ходят, и я достаю из своей сумки маленькую бутылку кока-колы с прозрачной жидкостью.

— Уважаемые друзья, а сейчас попробуете нашу араку. Сделана она из коровьего молока, – поясняю я.

— Из молока? Да не может быть! – слышу голоса.

— Это слабоалкогольный напиток земляков Шойгу. Не слышали об этом? – смеется Шатаев.

— Да, да, она получена из белейшего молока тувинских коров древним способом, — поясняю я.

Какие в этом деле хиляки — альпинисты. Все мы из 300 граммов араки еле осилили граммов 100. Громкий смех, голоса. Мы слегка пьяны не от глотка алкоголя, а от того, что двое среди нас доказали себе свою несгибаемую волю при штурме Эвереста; от того, что мы, как дети одной семьи, сплетенные общим взглядом на мир гор, опять встретились в гостеприимном Непале, как у себя дома. Под конец встречи Абрамов распорядился всем завтра рано-рано выйти на парад-шествие «Алмазного юбилея».

Шествие по улицам Катманду

Каких только новшеств не увидишь, путешествуя по материкам планеты. Парад-шествие «Алмазного юбилея» началось в 07.00 утра 29 мая. Такого мы еще не видели и не встречали. Но у нас говорят: кто рано встает, тот коня с седлом найдет. В смысле – день будет длинным и придет удача, а что конь с седлом — это игра слов. Мы приехали к месту начала парада-шествия на микроавтобусе. Стояли конные брички: кареты с открытым верхом на больших колесах, запряженные пары лошадей. Животные были высокого роста, а кареты разукрашенные. Я подумал, непальские вельможи до недавнего времени, когда на троне восседал король, по праздникам чинно разъезжали в них.

 

Можно удивляться тому, что праздников в Непале насчитывается больше, чем дней в году. Но на то есть полное основание: здесь ведь 365 дней в году – лето. Было много полицейских в форме. За конными бричками в колонне стояли военные музыканты, играл оркестр непальской армии. О, здесь есть еще и туристическая полиция! А за ними разнообразные колонны с флагами, транспарантами. В первых рядах колонна Непала. Главнокомандующий российской армией альпинистов Саша Абрамов пристроил нас после них.

Каждого нашего участника можно было приравнять к батальону, а их было шесть. Мы развернули свои флаги. У Тришанковой флаг России, в руках Марианны флаг Тувы, у Лейлы – флаг Ингушетии, а флаг Олимпийского комитета Сочи -2014 она вручила мне. Нашему полку прибыло – кроме Шатаева с нами теперь еще и один известный российский альпинист, высокий парень с пшеничными усами Вячеслав Скрипко, у которого за спиной несколько Эверестов. Саша Абрамов весело беседовал с молодыми девушками-непали в белых рубашках, как оказалось, непали-«семивершинницами».

 

Он был гидом у них на Эльбрусе. Непали-альпинистки все миловидные, небольшого роста, ну, как наши студентки-первокурсницы, зато какие у них бесстрашные сердца, все вдевятером первой из семи вершин взяли Эверест. Скоро нашему полку прибыло, присоединились еще два «батальона»: подошел Мингма Шерпа, хорошо говорящий на русском, руководитель «7 Summits adventure», на его счету восемь Эверестов и гид Лейлы – Майла Шерпа.

С ними, с прошлогодними друзьями, хозяевами непальской земли мы крепко обнялись. И колонна двинулась. Непальское время показывало 07.15 ч.

Мы не устаем щелкать своими фотовидеокамерами. Десятки объективов жителей Катманду нацелены на наши флаги. Праздничный дух охватил нас: наши души сияли и светились, как ограненные алмазы! Чувство гордости наполняло сердце оттого, что в колоннах собрались приглашенные альпинисты высочайшего уровня со всего мира, восходители Эвереста. Я прикинул, что даже в российской малочисленной команде в общей сложности более 20 восхождений на высочайшую гору Земли.

Размышляю дальше, что альпинисты – спортсмены особого склада ума. Если во всех других видах спорта спортсмен одной страны является явным противником спортсмена другой страны, то в альпинизме все не так. Если боксеры, каратисты, единоборцы стараются нанести чуть ли не увечья такому же спортсмену из другой страны, если игроки футбола, баскетбола, хоккея стараются запрещенными приемами выбить из строя игрока другой страны, то альпинисты на восхождениях стараются всеми силами помочь спортсмену любой страны. Даже собственное восхождение на вершину откладывают на потом, чтобы спасти незнакомого альпиниста из чужой страны. Мы видели это, испытали на своей коже на Андах, на Аляске, в Гималаях.

 

Альпинизм объединяет нас — детей Земли к открытию таинственных познаний высочайших гор, своих возможностей, альпинизм возвращает людей к своим истокам – к человечности, альпинизм – один из видов спорта, который во все времена устремляет своих поклонников только ввысь – человечество ведь в своей истории туда же и стремится. Они – обитатели Нижнего Космоса, где О2 составляет всего лишь около 25% чем на земле.

По восточной философии, они сами того не осозновая — выходцы из Небесного Рода. Уровень физических возможностей человека в экстремальных условиях выявляют они. Опыт альпинистов в первую очередь перенимает армия, силовые структуры разных стран. Нас ведь никто не заставляет идти на немыслимые вершины: ни правители по своему служебному положению, ни группа людей, жаждущих власти и называющие себя такой-то партией. Мы сами, не за деньги и за бахвальство, а по зову наших сердец торим тропы в неизведанное. Эта страна Непал – мировая кузница альпинистов вселенского уровня. Вот какие высокие мысли пришли в мою голову, когда мы шествовали по улицам сегодняшнего алмазного Катманду. Сами Шива и Будда подарили этой стране восемь высочайших гор с мелодичными названиями: «Сагарматха – Канченджанга, Чо-Ойю —Макалу, Дхаулагири — Манаслу, Аннапурна – Лхотце», — сдвоив названия восьмитысячников бубню я про себя как тибетскую мантру. И ойкнув про себя продолжил в том же духе: «Чогори – Шиша Пангма, Броуд-Пик – Хидден-Пик, Нангапарбат – Гашербрум».

 

Шли мы долго, но расстояния не чувствовали – как на штурме вершин. На одном из стадионов тоже началось празднество. Сегодня еще национальный праздник Непала. Там также играл оркестр, разноцветные колонны выстроились в ряды. На одном из поворотов я оглянулся назад и не увидел хвоста нашей колонны, полгорода шествует что ли? Это был длиннохвостый жизнерадостный индуистский дракон, собранный из человеческих плотей.

На какой-то из улиц мы остановились. Смотрю, впереди монастырь Дурбар-Сквер. Нас встречали музыканты под мелодичные звуки национальных инструментов: флейта, барабан, смычковые инструменты. Во время шествия женщины-непали успевали мазать указательным пальцем на наших лбах красные метки из сока какого-то фрукта. Попробуй различи сейчас, непали мы или кто?

Восходителей Эвереста будут чествовать на площади Ханумана-Дхока-Басантапур. Сотни стульев для гостей были расставлены рядами, а над ними растянут шатер из легкой ткани. Впереди – сцена с трибуной, много микрофонов. Российская команда садится в одном из рядов. На трибуне выступают официальные лица: министр туризма и авиации, руководитель Ассоциации шерпов и другие. Все выступающие ни разу не произнесли слово «Эверест», это их гора. Они называют ее «Сагарматха». На сцене награждают наиболее отличившихся шерпов, среди них шерпа Лейлы — Майла. Все непальцы-шерпа носят фамилию «Шерпа». Услышав такую фамилию, не надо и гадать. Понятно, что этот непалец из породы восходителей, родом из восточного Тибета. Мы часа полтора слушали выступления официальных лиц, награждения и решили готовиться к праздничнему вечеру в Королевском дворце Непала.

К сожалению, комментарии закрыты.



Свежие отзывы