Алмазный юбилей Эвереста

Окончание.

В королевском дворце Непала

В 17.00 ч должен начаться Торжественный вечер в бывшем королевском дворце г. Катманду. Вдруг появляется наш близкий друг Мингма Шерпа с конвертами. Его, оказывается, отправляли на разведку с боем, он справился с заданием главнокомандующего Саши Абрамова и вручает нам конверты, а в них из грубой бумаги пригласительные билеты с печатями. Мы проходим через металлоискатель и несколько рядов охраны, которые увидев пригласительные потеряли интерес к нашим особам. В боковом стекле остановившегося рядом с нами минивэна мы узнали летописца Сагарматхи Элизабет Хоулли. Это была тоненькая старушка аристократической внешности. Говорили, что ей сейчас около 90 лет. Значит, когда впервые человек взошел на Сагарматху, ей было уже 30 лет. Мы подошли к длинному навесу, где расставлены тысячи стульев. Нашли свободные места. Впереди нас зеленая лужайка, какие-то доски с плакатами и большая сцена. Звучала мелодичная музыка. Приглашенный народ рассаживался. Кого только здесь не было: испанцев, немцев, швейцарцев, американцев, индийцев, китайцев, корейцев, поляков, французов – всех не перечесть. Я прикинул, что гостей «Алмазного юбилея» собралось не менее 5000 человек, сравнив с количеством мест нашего главного стадиона в Кызыле.

 

Много было женщин-непали. За нашим рядом сидели непали-бабушки. Надо полагать, что энное количество лет назад они тоже были на вершине Сагарматхи. А с виду – это простые женщины-домохозяйки с добрыми лицами. Я подумал, что эти женщины-непали могут и не «войти в горящую избу и коня на скаку остановить», но они могут спокойно на вершину Эвереста взойти. В первом ряду сидели несколько пяти-шестилетних Кумари – приодетых «Живых Богинь»: одеты точь-в-

точь как нынешняя шестилетняя Кумари, которую мы видели на Дурбар-Сквере.

Необъяснимое чувство гордости и восхищения наполнило наши души. Мы присутствуем на Алмазной вершине Сагарматхи — Эвереста! Цифра 60 – это Большой круг в восточном летоисчислении, это священная цифра. После нас никогда эта цифра больше не повторится уже на других подобных юбилеях празднования первовосхождения. Мы — представители совсем не альпинистской республики, в котором высотников-то 0, 0001 % от числа всех жителей, участвуем на таком неповторимом празднике. Это неслыханно!

Окинув взглядом на светящиеся жизнерадостные лица восходителей Эвереста без привычных пуховиков и темных очков, мне в голову пришло вот что. В прошлом году я сделал для себя одно небольшое открытие. И сейчас убеждаюсь, что это действительно так и есть. Как в жизни, так и в литературе выведен общий типаж сильного, волевого человека. Если это мужчина, то у него квадратные челюсти, крутой лоб, тонкие губы, в глазах твердый взгляд, плечи в сажень, мышцы его перекатываются под одеждой как мячи.  А сейчас я понял, что в мире гор существует совсем другой типаж сильных людей. И они намного сильнее тех, которых мы описали выше. Тип выведенных мною людей наотрез отличается от них: атлетической фигурой не обладают, их  лица и взгляды мягкие, сердца у них добрые. Они выносливее любых живых существ на Земле. Они способны выдержать любые нечеловеческие нагрузки. Их сила заключена не в физическом теле, как мы привыкли определять сильного мужчину, их сила сконцентрирована внутри них, самих. В них сосредоточена колоссальная внутренняя энергия, называемая кундалини. Такие люди с виду простые,  незаметные – альпинисты-высотники и шерпы. Если мои мысли не верны, то почему в горы не ходят литературные типажи сильных людей? А в кинематографии типаж супермена вообще далек от человеческих ценностей. У него развиты только швайценегеровские мыщцы, впридачу с мизерными мозгами, которые предназначены делать только зло роду человеческому. У них мораль хищников джунглей Экваториальной Африки и Новой Гвинеи. Вокруг нас дружелюбно общались между собой особые люди, по-тувински говоря, у которых нет сердца для страха.

Я пошел на разведку, оставив охранять свой стул Лейле и Марианне, и обнаружил такие интересные и полезные вещи. По левую сторону природного зала, под отдельным навесом на лужайке давали прохладительные напитки: соки, чай, кофе, минеральную воду. Сотни гостей безо всякого шума, толкучки, утоляли жажду бесплатно. Этот объект нам пригодится! Пошел еще левее. Под кронами деревьев толпился народ. Здесь бесплатно предлагали дегустировать вина, ром, виски. Не, это не по нам!

 

Стал рассматривать выставленные около сцены исторические черно-белые фотографии. Крупным планом Хиллари и Тенцинг на маршруте, Тенцинг на вершине Сагарматхи с флажками Непала, Британии, Индии и ООН ровно 60 лет назад, день в день. Я сразу вспомнил, как когда-то я впервые узнал, вычитал слово «Норгей Тенцинг». Так это было в армии 47 лет назад. В библиотеке полка противовоздушной обороны страны я нашел книгу «Тигр снегов» и зачитался ею. Тогда впервые я ближе узнал значение слова

«альпинизм». Оказывается, один из первых восходителей Эвереста – Норгей, был неграмотным, письменность у народностей шерпа отсутствовала. Его рассказы о первовосхождении записал Джеймс Рамзай Ульман, и вышел «Тигр снегов» под авторством самого Тенцинга, который затем перевели на русский язык. Помню, там были слова вроде, «…он пошел на вершину простым человеком, а вернулся героем». Не тем героем, которые по указу правителей получают это звание, а простым героем от имени всего человечества. Кажется, он говорил, что «… годовщину взятия Эвереста я готов праздновать до конца жизни…» Вот и я, мы все празднуем 60-летнюю годовщину его восхождения с Хиллари на высочайшую вершину планеты. В какой-то миг в мое сознание проникло какое-то чувство, что здесь есть что-то связанное между тем временем и настоящим.

 

Гости рассматривают исторические черно-белые фотографии. Среди них Ранйхольд Месснер с какими-то особами. Около фотовыставки гостям «Алмазного юбилея» дарят юбилейный журнал, буклет. Беру их не только себе, но также Марианне и Лейле. Наши мужчины: Абрамов, Шатаев, Скрипко еще при входе нашли своих зарубежных друзей и скрылись в многотысячной толпе. Мингма, Майла и Елена, сидевшие с нами в одном ряду, словно, в воде растворились. На глаз было заметно, что здесь не было спешки, никто никому ничего не запрещал, не указывал. В такой толпе людей не было ни одного человека, похожего на полицейского. И я свободно ходил по зелени перед многотысячными гостями Непала: перекидывался фразами с незнакомыми гостями, фотографировал вокруг сидя и стоя.

Мелодии радости

В 28-ом градусе южной широты темнеет рано и быстро. Началась официальная часть торжественного вечера при светлых сумерках. На сцене выступали министр туризма, культуры и авиации, премьер-министр Непала. Сказали, что президент выступал на площади Дурбар-Сквера днем. Выступила внучка Эдмунда Хиллари Амелия Роуз Хиллари. Потом перешли на награждения. Награждали орденами и медалями отличившихся альпинистов и шерпов Непала, среди них и наших знакомых непали-семивершинниц. Затем пошла культурная часть вечера. Со сцены лились непальские песни, чуточку похожие на индийские. Лихо танцевали. Выступали и тибетцы со своим традиционным национальным танцем. Души наши «пели и плясали», хотелось излить душу каждому. В одном месте собралось несколько тысяч альпинистов со всего мира – это было бесподобно!

У каждого из них сила воли не просто «железная», как пишут спортивные журналисты, это понятие равнинных людей, у эверестников или сагарматхатников воля «алмазная», что означает по-арабски «самая твердая», и притом это самая драгоценная порода. Это преувеличение в превосходной степени пришло вот по какому поводу. В любом другом виде спорта на стадионе, в спортзале спортсмен, выбившись из сил, может в любой момент сдаться противнику, и с ним ничего не случится,

он останется живым и невредимым, а вечером придет в свою семью. А на восхождениях малейшее послабление воли не даст пути к возвращению на родину, тем более в родной очаг. Возможно, сидящие здесь альпинисты, шерпы, Ice Doctor – Ледовые Доктора печального известного ледника Кхумбу, не все ступали на вершину Сагарматхи – Эвереста – Джомолунгмы. Но не было среди них ни одного, полагаю, кто не был бы на вершинах ниже 6000 метров. Каждый из сидящих – редчайшая порода людей, получающая жизненную энергию не от тепла и блага, а от холода, глубоких снегов, которые в любой момент могут сорваться лавиной, от голубых ледников с бездонными трещинами, от ураганных ветров, дующих со скоростью экспресса и от мизерной доли кислорода в «зоне смерти». И потому, они составляют всего лишь 0, 00004% всего человечества. А сейчас они ярко разодетые улыбаются, разговаривают вполголоса, жестикулируя руками, выражаются мимикой.

 

Это был Всемирный фестиваль альпинистов. Даже мы, ни разу еще не ступившие на высочайшую вершину планеты, делимся с радостью всех восходителей, всего лишь выражая свое восхищение, преклонение им, излучаемое внутренним потоком чувств. Я подумал, что исходя из теории вероятности, кто-то из моих земляков все равно когда-то взойдет на Сагарматху-Эверест. Полагаю, что мы со своими высотными экспедициями нарушили устоявшийся стеоротип мышления, представления о

себе своего немногочисленного народа.

Мы и не заметили, как наступила южная ночь. Смотрим, почему-то все встают и выстраиваются в очередь. Пошел по привычке на разведку и выведал, что раздают «алмазный ужин» по «шведскому столу». Очередей было две, но тысячи гостей, долго не ожидая, приступали к трапезе. Пока очередь продвигалась, я пошел в толпу и нашел непали-семиверешинниц и на английском поздравил их с взятыми вершинами, с наградами. Двух непалок звали Аса и Лина. А имя третьей из-за музыки, шума и гама я плохо расслышал. Аса мне подарила визитку, сфотографировались на память. Узнав об этом, из очереди исчезла Марианна и вскоре с сияющим лицом появилась среди нас. Она тоже не промах: поздравила их, перекинулась несколькими фразами и тоже сфотографировалась. «Удивительные девушки! Взяли Эверест, а переживают – возьмут ли Мак-Кинли и Массив Винсона? Там ведь холодно, говорят,» — передала их слова Марианна. «Таким девушкам-непали, у которых алмазный дух, оставшиеся вершины не повод для огорчения. Они возьмут! Вот увидим», — подытожил я.

 

За нами в очереди стоят в разноцветных фартуках молоденькие, лет 17-18-ти девушки-тибетки и пьют минеральную воду. Эти милые создания, по сравнению со сверстниками из самого Тибета, знают в лицо Далай-ламу ХIV-го, духовного лидера всех тибетцев по его фотографиям и портретам. В Непале атрибуты Тибета и все, связанное с Далай-ламой XIV распространяется свободно. В тот миг я вспомнил, что во время единственной поездки в нашу Туву в сентябре

1992 года Далай-ламы XIV-го я – тогда ненавистник религии, буддизма случайно (случайно ли?) имел встречу с ним, даже коснулся его локтя, когда Его Святейшество дарил мне длинный-предлинный белый кадак. Абсолютно не понимающий ничего в обрядах буддизма, через неделю я со своей командой интуитивно водрузил священный атрибут на домашней высокой Горе, которая не достает до четырехтысячника всего лишь 23 метра. Как сейчас рассказывают, на вершине Эвереста-Сагарматхи молитвенных флажков – ногу негде поставить.

 

В это время со сцены полилась тибетская музыка, такая близкая нашим сердцам, очень похожая на тувинскую. Марианна кивает девчонкам-тибеткам, чтобы те пустились в пляс, но миловидные дочери Страны Заснеженных Гор только весело смеются. Моя землячка в один миг передает мне свой фотоаппарат, и ее гибкий стан переходит в национальный танец. Моментально образовался круг зрителей. Общая атмосфера Алмазного праздника так накалилась, что удержать свои эмоции дочь кочевников

из верховьев Великого Енисея уже не смогла. Среди тысяч людей невозможно было определить восходителей и не восходителей, шерпов и не шерпов, ледовых докторов и лам-альпинистов Сагарматхи. Организаторы 60-летнего юбилея величайшего события всего Человечества очень деликатно предусмотрели, чтобы все приглашенные гости чувствовали себя в одном ранге со всеми: не выставляли на всеобщее обозрение и не сообщали, кто самый больший раз поднимался на Богиню-Мать Мира, кто самый старый, кто самый молодой, кто из какой страны. Мудрость востока была на виду. Никто не поднимал или не носил флаг своей страны, как при восхождениях. Здесь были все равны. По-моему, можно было запросто похлопать по плечу не только Месснера, но и премьер-министра Непала. Здесь не было нарочитого европейско-американского шоу-ликования – непременного спутника людей, у которых жизненная энергия истощается без искусственного взбадривания. Казалось, что радость тысячи участников праздника, исходящая из глубин их души сверкает алмазными искринками в их глазах, они ощутимы руками. Их мысли одинаковы – мы, твои друзья, твои братья в борьбе с силами природы: сверкающие ледники, холодные скалы и снега, волчий вой ветров, мизерная порция кислорода породнили нас, где бы кто не родился. Такого единения души людей из разных стран и континентов никто не увидит нигде. В этом я – случайно (случайно ли?) оказавшийся участником Алмазного юбилея Сагарматхи, и не восходитель его, твердо уверен также, как самый крепкий минерал на Земле — алмаз.

Мы приблизились к раздаче. Блюд было более десяти, а обслуживающие парни метеором носились взад и вперед. Это надо же, на природе накормить несколько тысяч человек за короткое время! Люди размещались на тех же пластиковых стульях. Со сцены лилась музыка, танцевали все желающие. Наша триада, набрав разнообразных блюд, села на ближних синих пластиковых стульях и по-простому, как будто на Plaza de Mulas, Basin Camp или на Эй-Би-Си в Тибете, поужинали. Удивляемся уровню высокой культуры обслуживания хозяев праздника. Надо же, «Алмазный» ужин в Королевском дворце Непала! Всего лишь два дня назад такое волшебное событие даже не приснилось бы нам.

Поблагодарив парней-официантов, пошли искать «зрелищ». Марианна снова не выдержала атмосферу всеобщего праздника и, по всей видимости, сама не ведая, ловко вскочила на сцену. Непальские мелодии сами подсказывали, какие делать такты ногами: она ловко стала кружиться среди танцующих на сцене. Молодая, простоволосая девушка-непали пела песню. Про что она пела слов не разобрать, но из мелодии можно предположить, что это песня радости. Такую песню поют, когда у тебя желанные гости издалека. Когда сердца твоих друзей бьются в ритме с твоим. Когда мысли друзей сливаются воедино с твоими. Только тогда можно смело шагать на вершину Сагарматхи, на гордость и славу гостеприимного Непала. И еще одна мысль меня озарила, что аура – электромагнитное излучение человека зависит от его здоровья. Известно, что у больного аура уменьшается и цвет становится тусклым. А на Алмазном юбилее несколько тысяч здоровее здоровых людей. Значит, суммарная аура всех нас невидимым световым потоком устремилось ввысь в космос. Среди нас есть и восходители — буддийские ламы. Они-то это видят простым глазом. Полагаю, что они сейчас видят в Королевском дворце Непала сплошное зарево аур людей не из мира сего, которых, возможно, завтра ждут холодные ветры, глубокие снега, немыслимые высоты и алмазные ледники на нашей родной Земле.

К сожалению, комментарии закрыты.



Свежие отзывы